«Двойню нужно вылежать»: история о жизни после ЭКО

Мы продолжаем наш цикл историй о людях, которые боролись с бесплодием. В этот раз свою историю рассказывает блогер Екатерина, автор блога о воспитании девочек-двойняшек @my_little_vselennaya. В интервью она затронула волнующие всех мам вопросы ― о страхах и сомнениях, о поддержке и осложнениях и о том, как она нашла клинику «Скандинавия АВА-ПЕТЕР».


Как начинался ваш путь борьбы с бесплодием?


Все началось в 2014 году. Тогда мне поставили диагноз «бесплодие» ― непроходимость труб. Сделали лапароскопию: одну трубу удалили, другую «чистили». А для реабилитации выписали… грязевые тампоны и грязевые обертывания. И посоветовали в ближайшее время пробовать забеременеть. Через полгода я попала снова в больницу уже с внематочной беременностью, опять операция. Оставшуюся трубу спасти не удалось, срок был большой.


Спасением оставался только один вариант ― ЭКО по полису.


Как вы нашли клинику?


Клинику мы отбирали по рейтингу и геопозиции, чтобы было удобно добираться. Нашли отзывы, почитали и сделали выводы. До этого мы не слышали про «АВА-ПЕТЕР», но я знала про «Скандинавию». Позже от знакомых мы узнали, что клиника дорогая и качественная и что мы попали в хорошие руки. Также не ожидали, что получим так быстро квоту ― всего за две недели. Мы рассчитывали, что на это уйдет от полугода до полутора лет. Я даже устроилась на новую работу и планировала спокойно работать в процессе ожидания, но получить квоту было, само собой, куда большей радостью.


Кто из близких поддерживал вас больше всего?


Все это пережить мне помог самый заинтересованный человек ― муж. Это моя главная поддержка! Во время стимуляции и цикла я была на больничном. Конечно, это огромный плюс для работающих пар. Первые дни все было нормально: я даже пару раз выезжала в город на прогулку. А вот в конце протокола уже стало тяжело: сил не было совсем, максимум, что я могла себе позволить, ― прогулку с собакой. Живот болел очень сильно, его тянуло во все стороны. Чтобы отвлечься от тяжелых мыслей, я занялась рукоделием ― делала открытки. И смотрела любимые фильмы. 


Какие сложности возникали в процессе подготовки? 


Первая встреча с доктором Яной Витальевной закончилась тем, что она отправила нас переделывать анализы, у которых закончился срок годности. Времени оставалось две недели. Притом, что у меня пятидневка, в будние дни я никуда не могла выйти из-за строгого графика. Поэтому оставались только выходные, максимум три дня. Но не все анализы делают в одном месте, пришлось поискать клиники. Я сверилась с графиком мужа и подобрала маршрут так, чтобы все находилось в одном районе. По моим подсчетам за день мы должны были успеть все пройти, а супруг потом, по мере готовности, заберет результаты, и уже в следующий визит к Яне Витальевне у нас на руках должны быть все документы.


Одним из пунктов в листке с анализами и обследованиями был визит к маммологу. До этого я делала УЗИ молочных желез: расшифровка исследования была, но не было заключения специалиста. Какое-то шестое чувство подсказало, что сначала нужно ехать именно к нему. В кабинете УЗИ врач сказал, что у меня много больших кист, нужно брать пункцию, откачивать жидкость из них, чтобы исключить дальнейший рост и образование злокачественной опухоли. То есть требовалось делать операцию, без операции ни один маммолог не дал бы никакого заключения.


[Комментарий специалиста: чаще всего кисты не требуют вмешательства. Они не «перерождаются», не являются причиной злокачественных опухолей. Это значит, что вмешательство тоже никак не повлияет на риски возникновения рака молочной железы.

Тонкоигольная биопсия, или пункция, имеет смысл в случае наличия симптомов: обычно боли, колющие ощущения в молочной железе, с которыми женщина приходит к врачу, или при сомнениях врача в том, что это киста (наличие каких-то включений, роста новообразования внутри, что встречается довольно редко).]


Разумеется, из-за таких новостей нам предстояли дополнительные траты, и немаленькие. А ведь мы перед этим собрали все наши сбережения: как раз денег должно было хватить на анализы. Мы никак не рассчитывали на очередную операцию. Что делать? Поговорили и поняли, что смысла, а самое главное ― времени, идти в другую клинику нет, нужно сделать все сегодня. Доктор вошел в наше положение и  освободил для нас место, чтобы взять пункцию. Никогда не забуду, как я стояла на крыльце клиники, уткнувшись мужу в грудь, и горько-горько плакала. Ведь столько всего накопилось, столько всего пришлось пройти, чтобы все анализы, все эти документы собрать.


В общем, пункцию взяли. Результаты пришли через неделю, накануне нашего визита к Яне. Остальные анализы мы сдали с горем пополам. Где-то все равно пришлось отпрашиваться, где-то успели в оставшиеся выходные. Все равно отступать уже было некуда. Наше с мужем упорство, которого у нас хоть отбавляй, не дало нам опустить руки ни разу. 


Как вам далась беременность?


Когда мы ждали результаты анализа на уровень хорионического гонадотропина (ХГЧ), муж не принимал никаких возражений. Он говорил: «Да перестань ты, нормально все, беременна». Он подбадривал меня, и я сама в себя вселила надежду, что все будет хорошо. И вот тест положительный, я беременна! Но с небес меня вернула Яна Витальевна, сказав, что двойню нужно не просто родить, а выносить. А на последних неделях лучше ― вылежать.


Я думала, все будет спокойно, как и у всех. Что буду работать и, как положено, уйду в декретный отпуск. Но в 8 недель на работе у меня началось кровотечение. Меня увезли в Мариинку. У меня была страшная истерика. Я так перепугалась ― очень боялась за детей. Пролежала неделю в стационаре и на работу больше не вышла. Пять раз лежала на сохранении под присмотром врачей до 28 недель. Перестраховались все: и мы, и врачи.


Как вы морально готовились к неожиданностям, к родам?


После 28 недель я смотрела много передач, в том числе о том, как двойни рождались раньше срока, как они потом лежат в инкубаторах и какие последствия бывают. Я не накручивала себя, а хотела быть готовой к любым ситуациям. Тем не менее у меня была установка, что мои дети родятся доношенными. Я отсчитывала каждую неделю, каждый день шел как в копилку.

Я хорошо ела. Старалась каждый день гулять, много читала и осваивала новые виды рукоделия ― в общем, делала все, чтобы быть занятой и не зацикливаться на плохом. Но и не забывала совет Яны Витальевны, что двойню на последних сроках нужно вылежать. В итоге детей я доносила до 38 недель, родились они крепкими, здоровыми. По 3 кг каждая дочка, 51 и 53 сантиметра.


Были ли у вас сомнения и страхи? Как вы с ними справлялись?


Конечно, были сомнения и страхи. На предыдущей работе начальница, когда узнала, куда я собираю документы, спросила, надо ли оно мне вообще и не проще ли взять ребенка из детдома. Ведь, мол, у ЭКО две стороны медали. Что это значило, она мне не пояснила, но я твердо ответила ей, что у меня крепкий и здоровый организм. Казус получился только с трубами, но, даст бог, родить-то я смогу сама.


Всю беременность в глубине души у меня жил страх. Но я ни в коем случае не давала себе паниковать. И на очередном УЗИ, когда слышала сердцебиение, видела на экране ручки и ножки и мне говорили, что все хорошо, ― успокаивалась. И это было настоящее волшебство. Поэтому я старалась не заострять внимание ни на чем, кроме того, что у нас скоро родятся малышки и мы станем счастливыми родителями.


Конечно, большое спасибо Яне Витальевне, ее рукам. Многие пишут, мол, как же так, врачи часто против двойни из-за рисков. Но все получилось, как мы и хотели, и дай бог здоровья нашему врачу.


Обратный звонок

Спасибо

Ваша заявка успешно отправлена.
Оператор колл-центра перезвонит Вам для уточнения деталей и подтверждения записи на прием.
Пожалуйста, будьте готовы ответить на звонок.

Запись на прием

Спасибо

Ваша заявка успешно отправлена.
Оператор колл-центра перезвонит Вам для уточнения деталей и подтверждения записи на прием.
Пожалуйста, будьте готовы ответить на звонок.

Обратный звонок