Никогда не теряйте надежду: история пациентки после ЭКО

ЭКО — процедура, которая не всегда успешна с первого раза. Это нормально, но очень непросто дается и пациентам, и врачам. Одна из наших пациенток вместе с мужем не теряла надежды целых семь лет: то брала время на отдых, то начинала все заново. На условиях анонимности она рассказала нам, как ради мечты о ребенке можно исколесить всю страну и поменять нескольких врачей. 

«Очень долго мы ждали нашего малыша: чего только ни делали, ни пробовали, расстраивались, разочаровывались, но шли дальше. Сколько слез я пролила, не понимая за что, почему... Так продолжалось 7 лет. Когда я увидела нашего кроху, сразу вся печаль ушла куда-то далеко: стала казаться такой незначительной, далекой, как будто и не было всех этих потраченных сил. Сейчас я смеюсь, что можно написать книгу о нашем долгом пути, консультировать других, давать советы. Что уж говорить: тем, кто спрашивает, кто еще на пути к этому счастью, я всегда дам совет», — рассказывает наша героиня.

«Со мной этого не случится»

На 3-4 курсе университета я работала в типографии в Благовещенске, на Дальнем Востоке. В отделе нас было три человека, начальником тогда был мужчина лет 35. Я знала, что у них с женой нет детей — не получалось. Как ни старались, пришли к тому, что решили взять ребеночка из детского дома. Каждый раз, когда он рассказывал о всех сложностях, я думала: как же хорошо, что у меня такого никогда не будет. Я же здоровая, выйду замуж и безо всяких проблем рожу деток.

В 2010 году муж подруги решил познакомить меня через Интернет со своим сослуживцем, с которым они были в командировке в Абхазии. И закрутилось: мы общались круглыми сутками в Интернете. Уже через месяц я его встречала в благовещенском аэропорту… Он прилетел, очаровал, мы влюбились друг в друга. Через три недели я уже сидела с ним в самолете. Мы улетали к его родителям в Орел, затем в Абхазию, где он был в командировке. В Сочи он мне сделал предложение, и я улетела в Благовещенск.

Все шло по плану. Ровно через год со дня нашей первой встречи — свадьба. Все прошло идеально. Тогда мы еще не знали о днях, в которые можно забеременеть. Мы были уверены, что все получится в брачную ночь.

Время свадебных гуляний пролетело, муж улетел в Абхазию, я защитила диплом и прилетела к нему. Жизнь в Абхазии не давала скучать: море, местные красоты… Мы просто не обращали внимания на то, что заветных полосок на тесте нет.

Первая стимуляция

Наступил 2012 год, первый отпуск. Мы летим к моим родным в Благовещенск, я иду к своему гинекологу. Она назначает стимуляцию, благодаря которой я должна была в течение трех циклов забеременеть. Препарат выписывали по рецепту: мы его находили, покупали. Принимала все по схеме: на третий день цикла одни таблетки, на седьмой — другие, на пятнадцатый — еще. 

Тогда я не понимала, какую ошибку сделала: меня отправили просто бесконтрольно пить кучу таблеток, не наблюдая, без УЗИ. Я чувствовала себя плохо, плаксиво, появилась задержка. Поехала в абхазскую гинекологию. Меня осматривают и говорят, что есть признаки беременности. Я окрыленная, вся такая беременная, жду еще несколько дней, делаю кучу тестов, и только один из них показал две полоски. Один из штук 10−15. Он был для меня самым правильным, самым верным. А дальше — тишина. 

Еду на УЗИ, и оказывается, мои яичники просто впали в «спячку», как будто климакс… И нет никакой беременности. Назначают другие препараты — вроде как налаживают цикл. После лечу домой, к маме на юбилей, иду к своему врачу. Она говорит, что у меня мультифолликулярные яичники, не созревает доминантный фолликул. Назначает гормональные таблетки, после отмены которых должен якобы случиться некий супервыброс и беременность обеспечена. Но снова нет. Все время буквально крутили и вертели меня, но никто не задумывался о том, что же с мужем…

Лечение мужа

Весной 2013 года в Абхазию приезжала палаточная бригада медиков. Мы и пошли: среди них был очень расхваленный гинеколог, специалист из Курска. Она просмотрела мои бумаги, задала один лишь вопрос: а где хоть что-то на мужа? До этого никто не задумывался, что надо его тоже проверять, он каждый год проходил комиссию по службе, все хорошо. Она назначает ему анализы: так мы познакомились со словом «спермограмма». Едем в Сочи, сдаем. Результаты не очень, значение 89 — патологическое. У мужа начинается депрессия. Ведь столько потраченного времени: у меня сбои, вес скачет, а искали не там, делали не то. У него находят варикоцеле в яичке, уже с хорошим таким воспалением. Во время операции находят плавающие кисты, но решают не трогать, а наблюдать.

Лечили мужа почти год. Меня поддерживали гормонами, проверили проходимость труб, поставили поликистоз яичников. Беременность не наступала. Я все это время уходила с головой в работу, была торговым представителем — моталась на машине, всем помогала, делала все, чтобы отвлечься. Знакомые водили меня к бабушкам, те говорили, что все будет. В 2014 году мужа перевели служить на Камчатку. Переезд был для меня тяжелым — не могла я спокойно уехать от людей, ставших дорогими и близкими, работа нравилась, да и сама Абхазия — душа.

Камчатка и первое ЭКО

В августе 2014 года мы прилетели на Камчатку. Я сидела дома, без работы, поедала себя мысленно. Муж пытался как-то меня сдвинуть с места, и мы решили поехать в санаторий на Байкал. Я пошла собирать бумаги для санатория и попала к хорошему гинекологу. В 2015 году я пришла к ней лечиться. Где-то год мы лечились, муж — свое, я — свое, пробовали одно, другое. Ничего не происходило. Потом гинеколог предложила нам по региональной программе поехать на ЭКО тогда еще в клинику «Ава-Петер». Она и раньше говорила об этом, но мы надеялись до последнего, что сами сможем. В итоге к августу мы прошли все обследования и подготовку. Мы не выбирали «Ава-Петер» специально — на приеме главврач женской консультации посоветовала. Я согласилась.

Врача выбрать было сложно, много читала отзывов, выбрала Константина Боброва, но он на нашу дату был в отпуске. Записались к другому врачу. Мы ехали на эту процедуру со стопроцентной уверенностью, что все сразу получится. Врач нам не давала громких обещаний, немногословно, без лишних разговоров просто говорила, что делать.

Я же весь протокол всего боялась, сидела почти весь месяц в квартире, чтобы не заболеть, не проворонить время укола. Редко куда-то выходили. То дожди, то страх. По итогу у нас получилось четыре хороших пятидневных «снежинки» (эмбриона — прим. ред.). Две из них подсадили. Четыре дня я лежала, практически не вставала. Потом начали гулять, через неделю улетели в Сочи. Я лежала под зонтом, а муж отдыхал и купался в море. За два дня до теста на хорионический гонадотропин (ХГЧ) появились мажущие выделения, позвонила в клинику, сказали не волноваться. В назначенный день идем сдавать кровь. А там — ничего. Молчали весь день, потом плакали. Вернулись домой: мне назначили еще раз проверку труб, гистеросальпинографию. Она показала, что трубы непроходимы. Врач говорил, что нужно удалять, что там жидкость…

Операция

Я записываюсь на операцию, с болью на сердце, что иду удалять трубы... Операция была полостная, но недолгая. Я проснулась, в бреду все спрашивала у врачей про свои трубы, мне что-то рассказывали. Оставалось ждать следующего утра, когда будет обход. Сколько всего печального мне привиделось за этот день, страшно представить.

Утром пришел врач и сказал, что у меня прекрасные, здоровые трубы и что сделали только резекцию яичников. Я успокоилась. После восстановления от лапароскопии мы начали готовиться к криопротоколу. Лечились от кишечной палочки, соблюдали стерильность как безумные, постельное белье меняла 2 раза в неделю, полы мыла каждый день с хлоркой, боялись всего. Потом это все надоело и мы бросили лечение, так как долгое время все равно ничего не получалось. Стали ездить в бассейны, купаться, расслабляться и кишечная палочка как будто ушла сама собой... Но это было еще не все: летом мне сделали гистероскопию, где обнаружили хронический эндометрит.

Новая подсадка

Осенью снова поехала в Петербург на криопротокол, всего на пять дней. В клинике мне нужно было находиться часа два, но в тот день было только два врача, остальные уехали. Помню, что просидела почти 4 часа до подсадки и после. Болела спина, я устала и замерзла, переживала, что ничего не получится. Вечером сделала укол, поехала к друзьям. Два дня практически лежала. Потом прилетел муж, немного гуляли, через 5 дней уехали на поезде к его родителям в город Орел. Там я спокойно отдыхала, гуляли, был теплый сентябрь.

Растаявшие «снежинки»

Настал день сдачи ХГЧ. Трехзначный ХГЧ! Мы были на седьмом небе от счастья. Никому не стали говорить, решили, что нужно окрепнуть, потом лететь домой на Камчатку. ХГЧ сдавала через день, он рос быстро, было понятно, что две «снежинки» с нами. Было три недели с момента подсадки: мы самолетом возвращаемся на Камчатку… Прошло 4 из 9 часов полета. Я пошла в туалет и увидела мажущие выделения. Вернулась в диком испуге, но с надеждой, что так бывает.

Прилетаем и едем сразу в больницу, меня осмотрели, выделений не было, положили на сохранение. Была пятница, УЗИ уже никто не стал делать, поэтому в субботу мы с мужем сами поехали платно. Сидели в оцепенении, глядя на экран, и молча слушали. Одна беременность замерла, а вторая делится на две. Врач говорит: «Едьте скорее в больницу, пусть спасают». Мы с результатами бегом назад в больницу, мне добавили капельниц, все вроде как хорошо. Вечером иду в туалет: выпал сгусток, обильное выделение крови. Я понимала, что это все. Два дня брали кровь на ХГЧ, он падал. Во вторник сделали УЗИ: чисто, абсолютно чисто. Это меня убило… Еще неделю побыла дома — и опять в работу с головой.

Все заново

До Нового года (2018) просто отдыхала от этого всего. Не было сил, желания.

С нового года начали усиленно готовиться для нового протокола, подстроились, чтобы точно попасть к Константину Боброву. Очень много о нем было хороших отзывов. Весной взяли биопсию эндометрия, нашли полип. Идем на гистероскопию, а его уже нет.

В августе летела в Петербург сначала в одиночку. Муж должен был прилететь позже, когда уже будет нужен. Уговариваю подругу прилететь ко мне из Благовещенска, она берет мою 10-летнюю племянницу. За три недели мы стерли все ноги, целыми днями гуляли, ходили по кафе, по паркам, загорали, ездили по многим достопримечательностям. Самое главное — вовремя поставить укол. В протокол вошла с Константином Юрьевичем. С первой минуты приема знала, что все получится, сама чуть не плакала от его строгости, но все это мне придавало уверенности. Потом прилетел муж, нам сделали подсадку двух «снежинок». Еще неделю побыли в Питере. Лежала только в день переноса. А так ходили в парк на пруды, отдыхали, загорали. Потом уехали на поезде к родителям мужа в Орел.

Сдаю ХГЧ, все хорошо! Сдавать начала с десятого дня после переноса, ХГЧ был двухзначный, но рос. Контролировала все сама, анализы крови скидывала своему врачу, «Клексан» все так же кололи в живот. Снова едем на УЗИ. Наше сердечко уже билось. Остался один эмбриончик, но он был с нами. С весны я завела дневник общения со своим ребеночком: общалась с ним все это время. С мужем ходили в церковь. Настало время лететь домой на Камчатку. Я была спокойна, все прошло хорошо. И на УЗИ все было хорошо. Беременность проходила без токсикоза, все время кололи «Клексан» — затратно, но оно того стоит!

Мальчик

Первый скрининг. Будет мальчик! Я не ходила, я летала... Все УЗИ мы посетили вместе с мужем. Мы видели, как растет наш малыш, что у него мой носик и губки. Были счастливы безгранично.

С самого начала мне сказали, что будет кесарево сечение. Я немного расстроилась, но нашла в этом свои плюсы. Прошла Школу молодых родителей при роддоме в Петропавловске-Камчатском. Подготовили квартиру к появлению малыша, купили все самое хорошее, красивое. Кесарево сечение назначили на 30 апреля 2019 года, на срок 40 недель.

На 38-й неделе мы решили, что нам надо пойти на УЗИ и посмотреть вес, рост. И нам поставили ужасный диагноз: плод не растет, остановился примерно на 2500 граммах, постарела плацента, плохие кровотоки. Сказали, что у ребеночка не та длина бедра, что надо быстро в больницу. Утром с вещами я была у своего врача, мне дали направление в отделение патологии беременности. Меня положили в стационар, сделали УЗИ, вес поставили еще меньше. Каждый день кардиотокография. Врачи молчали. 

Через пару дней я поговорила с заведующей. Они провели совещание и решили кесарить. Ко мне приехал муж, его привели заранее, и я была спокойна. Бригада врачей и медсестер все подготовила, все были очень добры и ласковы. Анестезия была неглубокой, и я лежала и слышала, как что-то делают в животе. Со мной разговаривали. А потом я услышала тоненький всхлип: подняли нашего кроху. Я увидела, что у нас хорошенький ребеночек, внутри все отпустило: 2800, 49 см, 9/9 баллов.


Обратный звонок

Спасибо

Ваша заявка успешно отправлена.
Оператор колл-центра перезвонит Вам для уточнения деталей и подтверждения записи на прием.
Пожалуйста, будьте готовы ответить на звонок.

Запись на прием

Спасибо

Ваша заявка успешно отправлена.
Оператор колл-центра перезвонит Вам для уточнения деталей и подтверждения записи на прием.
Пожалуйста, будьте готовы ответить на звонок.

Обратный звонок